Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8

Другая неувязка была связана со специфичностью работы в модельном бизнесе, отнимавшей все силы и время у тех, кому удавалось достигнуть хоть какого-либо фуррора. Если наши девицы за показ часто зарабатывали от 20 до 100 тыщ баксов Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, это никак не означало, что их жизнь легка, хотя глупенькие девочки-подростки желали оказаться на их месте. Они и не подозревали, что романтики в этом занятии очень не много Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, может быть, ее нет совсем. Зато налицо жесткая коммерческая необходимость, и только она определяет, что, сколько и когда следует делать.

3-я неувязка – отношения женщин и их друзей. Роттвейлер не зря больше всего боялась, что какая Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8-нибудь плохая связь послужит предпосылкой сорванных съемок, расторгнутых договоров и даже загубленной модельной карьеры.

– Ты отлично знаешь тех кретинов, что прогуливаются с нашими девицами? – спросила в один прекрасный момент Роттвейлер Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8.

– Мне кажется, вам стоит гласить о их помягче...

– Ты знаешь, что я имею в виду.

Я уставился на нее в полном недоумении.

– Ты знаешь это, Чарли. Я говорю о тех парнях приблизительно Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 твоего возраста, которые треплют нервишки нашим моделям. Ты должен посодействовать мне совладать с ними. Необходимо держать их под контролем. А наши девицы для тебя доверяют, они готовы слушаться тебя.

Никогда ранее я Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 не замечал, чтоб модели проявляли особенное почтение ко мне как к умудренному опытом советчику, разве что кроме совершенно молодых девченок. За время собственной работы в агентстве я усвоил одно из важнейших правил, верно Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 сформулированное Зули, – чтоб стать супермоделью, нужно перейти от скромности к тотальному эгоизму и даже солипсизму, от рассуждений: «Почему Фрида получила такую неплохую работу, а я нет?» – к рассуждению: «Я одна достойна этого».

Таким Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 макаром, я сумел сконструировать себе основной завет моих последующих отношений с моделями и супермоделями – всячески поощрять их тщеславие и самооценку.

К примеру, я усвоил, что безотказно действует трюк с Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 внушением последующей точки зрения: «Ты очень хороша для него!» Эта фраза производила ни с чем же не сопоставимый эффект. Еще очень подходили примеры злосчастных происшествий с другими моделями: «Когда Динка забеременела, ее компаньон Тодд бросил Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 бедняжку ради Майи...» Нужно сказать, Роттвейлер специально собирала такую секретную информацию о личной жизни моделей, чтоб использовать ее в целях укрепления собственного авторитета. И я время от времени воспользовался ею Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8.

Очевидно, здесь была закономерность–чем более самовлюбленной и эгоистичной была женщина, тем меньше заморочек в отношениях с хахалями у нее появлялось. Но с другой стороны, если у таковой особы появлялись задачи Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, они, обычно, были очень суровыми, так как практически всегда в таких конфликтных ситуациях затрагивалась святая святых – ее вера в свою исключительную самоценность.

Кара, Сьюзан и Зули были не очень уязвимы. Думаю, конкретно в этом крылся Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 секрет их необыкновенного фуррора, кроме, естественно, присущих им идеальной красы и ненасытной жадности. Не все в успехе модели предназначает краса. Важны также очевидная удачливость, психологическая устойчивость и развитая особенность. За Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 то время, что я работал с 3-мя вышеназванными супермоделями, мне не довелось столкнуться в жизни ни какой-то из них с феноменом «разбитого сердца». У Зули сердечко могло разбиться, только если б она Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 попала в автокатастрофу. Кара внутренне очень сконцентрирована на для себя. И к тому же ее ценности ясны. Может быть, любовь для их была абсолютной ценностью, но возраст, когда она могла бы для Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 себя позволить влюбляться, уже издавна остался сзади. Возможность пережить синдром разбитого сердца в ее случае была так же мала, как и в случаях Тони Роббинса, Марты Стюарт либо Шрэмпта. Думаю, из Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 этой троицы только Сьюзан еще могла попасть в ситуацию, которая разбила бы ей сердечко, но она была очень высокопрофессиональна, очень отлично себя контролировала, даже если приходилось мучиться. И уж естественно, никогда бы не Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 поставила на одну доску вопрос о собственном сердечко и перспективу собственных доходов.

Но Киттен принадлежала к иному типу женщин. Она была по-настоящему романтична, повсевременно влюблена. Ее переполняли романтические эмоции, и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 выйти из этого состояния ей было не под силу. Расставаясь с одним объектом собственных эмоций, она здесь же находила ему подмену.

Ей хватало и цинизма, и амбициозности, но Киттен часто попадала Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 в ситуации, когда приходилось переживать синдром «разбитого сердца». Девице удавалось отыскивать конкретно таких любовников, которые причиняли больше всего проблем.

После престижного фотографа, который представлял, как будто он живописец, ее бойфрендом стал рок-певец Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8. Тот считал себя выдающимся актером. Ему на замену пришел актер, страдающий страшенной манией величия. И они все были ее «великой любовью».

Я лицезрел ее вторую пассию пару раз. В один прекрасный Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 момент мы были на рок-концерте его группы «Цитадель» в «Мэдисон-Сквер-Гарден» совместно с Карой, Киттен и Зули. Звали его Дерек. Это было 1-ое их выступление на настолько известной площадке. Они игрались Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 с одушевлением, заводили собственных фанатов и даже принудили меня ощутить, что я старик, так как уже не способен так бурно реагировать на происходящее, как окружающие меня зрители, посреди которых было много Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 девченок в формах самых различных колледжей.

Китген находилась в таком возбуждении, что стояла на цыпочках всегда, пока группа работала на сцене. Но были там и мало разочарованные тридцатилетние поклонники рока, которые пришли слушать Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 более узнаваемых музыкантов, а не начинающих юнцов, к тому же тех, кто посиживал сзади нас, раздражало, что за Киттен им ничего не видно. А так как с нами пришла к тому же Зули, то Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 завершилась стычка тем, что последняя звучно заорала в ответ на требования сесть на место и не загораживать вид на сцену: «Вы хоть понимаете, кто я? Если не заткнете собственный Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 рот, я вас вышвырну отсюда!»

Кара тоже встала. Девицы заставили подняться и меня. Не знаю почему, но я не находил выступление группы так удачным, чтоб подниматься ради него с места. Ну и вообщем группа Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 как-то не очень удачно игралась в тот денек. Но масса усердно подхлестывала и подогревала страсти гиканьем, улюлюканьем, рукоплесканиями и выкрикиванием имен музыкантов. В целом «Цитадель» была недурна, но, чтоб оценить их Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 по-настоящему, необходимо было родиться в Великобритании и держать в голове времена «Битлз». Песни мало цепляли лиричностью и даже сентиментальностью, но я не запомнил ни 1-го наименования композиций. Все же Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 музыканты были одеты со вкусом, игрались звучно и очень действовали на впечатлительных женщин.

Дерек был солистом группы. В розовом эдвардианского покроя костюмчике (хотя навряд ли эдвардианцы носили костюмчики розового цвета) он смотрелся мало опьяненным. Пошатывался Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, качаясь, но, видимо, специально, так как когда мы подошли к нему после концерта, он был совсем трезв, спокоен и адекватен.

Киттен ринулась в его объятия и застыла в их так, как будто Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 целью всей ее жизни было прильнуть к нему и не расставаться с ним.

Я очень опешил, узнав, что Дерек – янки. По произношению я принял бы его за выпускника Оксфорда и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 потомка знатной фамилии. А меж тем выяснилось, что он провел детство в Милуоки и переехал в Великобританию с родителями уже ребенком. Тяжело поверить, что человек может так стремительно и беспроблемно приспособиться, но в Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 случае с Дереком я готов был признать, что он необыкновенно привлекателен, открыт и приятен в разговоре. Еще он казался на уникальность невинным на фоне других малость грубоватых участников группы. Грациозный и очень Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 благожелательный к каждому из нас, в особенности жарко он благодарил зато, что мы пришли на концерт, и всячески давал нам осознать, что для него очень принципиально знать, что мы думаем о Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 нем.

Киттен и Дерек стали прекрасной парой. Они очень подходили друг дружке, даже ростом – оба низкие. Умопомрачительно, что таковой маленький юноша, как Дерек, на сцене представлялся потрясающим.

И у Киттен и у Дерека даже Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 наружность была 1-го

Типа – северного – и длинноватые волосы, схожие по цвету. Со спины нелегко отличить, кто из их кто. Но походка Киттен отличалась большей легкостью, и ее волосы посильнее поблескивали, если Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 рассматривать их при дневном свете.

Мне Дерек приглянулся. Но Роттвейлер имела на его счет другое мировоззрение.

– От музыкантов ничего неплохого не ожидай, – заявила она, когда я поведал о том, что вышло после концерта.

– Но Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 он очень мил. И обходителен. Очень умен и вменяем. И, похоже, влюблен в Киттен.

– Может быть. Но я еще не лицезрела музыканта, который бы не оказывал на женщин дурного воздействия. Они все Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 влюблены сначала. А позже оказываются наркоманами.

– Пожалуй...

– Если даже не колются, то все равно наркоманы, сексапильные либо и стероидные, не принципиально, но от их одни проблемы.

– Да, возможно. – Я кивнул в Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 ответ. – Я тоже считаю, что большая часть звезд рок-музыки кретины и психопаты. Но время от времени посреди их попадаются и очень профессиональные живописцы.

–Живописцы? Еще ужаснее! Большая часть живописцев люди со странностями Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 и тоже любители кайфа.

– Я задумывался, вы были знакомы с Энди Уорхолом.

– Это другое дело. Он был предпринимателем. Все его штуки и проделки рассчитаны на публику и только.

– Но он был величавым Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 художником.

– Да, но он был умен. И не рефлексировал понапрасну. Большая часть живописцев – параноики, зацикленные на собственных переживаниях. Не лицезреют мир в реальном свете. А все поэтому, что поначалу Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 привыкают удирать от действительности при помощи фантазий, а позже при помощи наркотиков. И все завершается саморазрушением. Я не желаю, чтоб ты докатился до такового.

– Отлично. Как насчет Боно? – Я знал, что она знакома с Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 ним лично благодаря посредничеству Кары и Зули.

Роттвейлер улыбнулась:

– Он очень мил, но он ирландец. И к тому же женат.

Я не представлял, какое место отводилось ирландцам в миропонимании Ротти, но, видимо Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, они занимали там привилегированное положение.

– А этот Эрик... мне он не нравится...

– Дерек, – поправил я.

– Какая разница? С ним что-то не так. Уверена, он наркоман.

– Но как вы сможете Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 это гласить? Вы же его совершенно не понимаете.

– Все рок-звезды наркоманы. Запомни, дорогой мой, наркотики и нарциссизм – схожие пороки.

Роттвейлер нельзя было отказать в наблюдательности, но многие свои принципы она формулировала Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 на базе опыта 60-х. Я мог осознать ее опаски–ей довелось утратить много женщин из-за наркотиков, некие из их были влюблены в музыкантов, но я не мог принять ее безапелляционные обобщения. Я Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 находил, что Дерек –джентльмен, но Ротти это не заинтересовывало.

– Боно... – добавила она, отдернув занавеску и посмотрев на реку, – он до сего времени женат?

–Да, – подтвердил я.

– Вот-вот, если они не геи Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 и не наркоманы, означает, женаты. Сделай выводы.

Дерек наркоманом не был, во всяком случае, наркоманом-самоубийцей. Может быть, он и пробовал наркотики, но быстрее ради опыта после чтения «Голого завтрака»1 и прослушивания «Велвет Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 андеграунд»2.

Мои догадки подтвердились позже, когда я был послан привезти Киттен назад, вырвав из круговерти тура «Цитадели», который именовался не по другому как «Хедстронгтур» и был устроен ради рекламы их нового одноименного альбома Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 и сингла.

– Она упорна, да... но ее упрямство ориентировано не туда, куда нужно... – увидела Сьюзан, добавив, что сингл посвящен Киттен.

«Цитадель» колесила с выступлениями по Северной Америке, к вящему Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 наслаждению спонсоров, менеджеров, звукозаписывающих компаний и журналистов. Но Киттен, которая в то время была с ними, не выполнила собственный контракт на фотосессию, заключенный с «Вог». Никто даже не знал, куда она пропала. Ее Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 не было дома, ни один из ее мобильных номеров не отвечал. Я принялся опрашивать ее знакомых. Сьюзан заявила, что даже личный менеджер Киттен понятия не имеет, куда та подевалась.

Я додумывался, что она Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 с Дереком, но звукозаписывающая компания не желала выдавать мне его местопребывание. Менеджеры же просто не отвечали на мои звонки. В конце конов на улице я повстречал парня на скейтборде в футболке Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 с рекламой «Хедстронг тур». Я схватил его за руку с таковой силой, что он слетел со скейта и чуть не грохнулся на асфальт.

– ^ Эй ты!

– Прости! – Я засунул ему в руку 10 баксов Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8. – Обожди минуту.

– Я не гей, – огрызнулся он.

–Да нет, я не про то, – сделал возражение я, – Меня интересует надпись у тебя на майке.

Я все еще рассматривал набросок на его спине. Ведь Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 мне пришлось издержать две недели на поиски хоть какой-либо инфы.

–^ Ты поклонник «Цитадели»? – Он поглядел на меня с почтением.

– Да, мы практически друзья с ними.

– Круто!

* * *

Никогда ранее я не бывал Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 в Солт-Лейк-Сити. Меня вообщем поражало, что «Цитадель» избрала это место для концертов. Вобщем, пару лет вспять меня поражало, что это место было выбрано для проведения баскетбольного матча. Я тормознул в Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 «Хилтоне», как раз там пребывала группа, согласно сведениям, сообщенным мне таксистом, в информированности которого я не колебался.

Дерек, как обычно, зарегистрировался в отеле под измышленным именованием, и я ощутил себя неудобно, обратившись к Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 портье с просьбой проверить, проживает ли у их Реджинальд ван Глисон III, Мэйнард Дж. Кребс и сержант Эрнест Т. Билко. Но портье, похоже, отнесся к моей просьбе с осознанием и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 не увидел в ней ничего необычного, пообещав связаться со мной, как эти персонажи обнаружатся. Получив доказательство, что эти трое в городке, я поехал в «Дельта-центр». Таксист-мексиканец, взглянув на меня, не удержался и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 спросил, не играю ли я в баскетбол, но я после минутного колебания ответил «нет» и здесь же отвернулся, чтоб не встречаться с ним взором в зеркале и не выдать себя лишним волнением.

Сцена Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 была оборудована для другого концерта, который, похоже, проходил еще до приезда «Цитадели», и с того времени не перестраивалась. Очевидно, меня там никто не ожидал, но я здесь же спросил Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, где менеджер «Цитадели» либо представитель звукозаписывающей компании. Никто не мог толком ответить. Тогда я спросил, где отыскать Дерека. Больше я не в состоянии был вспомнить ни 1-го имени участников группы.

В конце Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 концов я стал разыскивать Эрни Билко и Мэй нарда Кребса и по реакции секьюрити сообразил, что милиции они известны конкретно под этими именами.

Когда я вошел, то увидел парня знакомой рок-н-ролльной внешности Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, выпрыгивающего из припаркованного трейлера. Он смотрелся поординарнее, чем в денек концерта на сцене «Мэдисон-Сквер-Гарден». Я окрикнул его и опешил испугу. Возможно, он принял меня за наркодилера. После объяснений, что я менеджер Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 Киттен, он оттаял и стал поприветливее.

– Попытайтесь спросить в отеле,–порекомендовал он, – все очень просто в загуле, не считая наших морлоков1.

–Морлоков?

– Да, провождающих. Вы что, не читали Уэллса?

– О Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, морлоки, читал, естественно!

Я позвонил в отель и спросил Эрни Билко. И снова мне не подфартило. От скукотищи и бездельничания я решил поглядеть местные достопримечательности. Очередной мексиканец довез меня до Соборной Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 площади – сердца вселенной мормонов, и я с энтузиазмом принялся рассматривать потрясающие строения, совмещающие внутри себя строительные традиции футуризма с готикой. Для меня это было реальным откровением в мире искусства. Обворожили не только лишь камешки и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 совершенно ухоженные сады, да и люди. В главном все прохожие были белоснежные, но аккуратненько одеты, причесаны и носили бороды. При встрече обменивались благожелательными ухмылками. В этом блаженном мире было нечто симпатичное Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 и пугающее сразу.

Собор, построенный по плану самого пророка Бригэма-младшего, смотрелся потрясающим творением титанов и был не столько обыденной храмовой постройкой, сколько эмблемой «вечного бракосочетания» и «крещения мертвых». На нем не Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 показывалось крестов, не было изображения святых либо Христа. Декорировали его только необыкновенного вида каменные звезды, планетки, пентаграммы и всевидящее око Гора. А над всем этим высилась огромная золотая фигура Морония, ангела, принесшего известие Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 откровения Джозефу Смиту и вдохновившего его на создание необычного Евангелия.

Мороний держал трубу поднесенной к устам, собираясь протрубить в нее за минуту начала Ужасного суда.

Но у меня в голове почему-либо Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 непрестанно вертелась пользующаяся популярностью песенка про парня и даму по имени Бони Марони, которая была тощей, как макаронина.

Я обошел вокруг древесного молельного дома, построенного в XIX веке, откуда Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 доносилось пение церковного хора, и решил, что пора ворачиваться в отель. Я все еще размышлял над умопомрачительной привлекательностью местного населения, когда серебристый «порше» тормознул на обочине и высочайшая прекрасная женщина выпрыгнула с Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 места водителя и побежала в кабинет, построенный чуток подальше от молельного дома.

В 1-ое мгновение я решил, что это Кара, но женщина казалась более светленькой, и волосы у нее вились посильнее, чем Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 у Кары. Она была так хороша, что я поразмыслил: не стоит побежать за ней следом и предложить работу в агентстве «Мейджор моделз», как это временами делала Роттвейлер. Я раздумывал, как лучше с ней заговорить Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, но все мои варианты мне не нравились. Я боялся, что у нее они вызовут только неприязнь и недоверие. Решит, что пробую приманить ее в запятнанную ловушку. А меж тем я ведь агент Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 модельного мира. Разве я не делал поручения Ротти и не приводил к ней новых моделей? Не аккомпанировал их везде, не решал их препядствия? Но стоило ли мне ввязывать еще одну невинную и свободную Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 душу в тот адский круг, из которого она навряд ли выкарабкается без увечий и ран? Для меня она была самой очаровательной потаенной этого магического городка. И позже, разве она так Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 очень нуждалась, чтоб польститься на мои обещания? Ведь у нее не плохая машина, может быть, она хорошо обеспечена... У нее нет только 1-го–славы! А что, если незнакомка и не стремится к ней? Ведь Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 не все в этом мире жаждут прославиться... Эти смутные мысли проносились в моей голове со скоростью ветра, но, в конце концов, я решил подойти к двери, за которой пропала Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 кросотка. Но там оказалась пустая приемная.

Я прошел далее, чувствуя себя так, как будто вторгаюсь в чужую вселенную. Что могла делать в этом городке святых и верующих такая группа, как «Цитадель»? И кто тут вообщем Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 мог придти на ее концерты? И вот я получил ответы на все свои вопросы. Целая масса подростков околачивалась во дворе. Многие курили и катались на скейтах. Некие пробовали взобраться на ступени на Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 доске, но практически никому этот трюк не удавался. Тут были рок-фанаты новейшей эпохи. Они собрались в ожидании чуда и напоминали коммунистов, противопоставляющих себя окружающему порядку. Эти юные лоботрясы ожидали Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 выступления «Цитадели». Я ощутил невыносимое желание испить. Ликер. Мне захотелось спиртного, так как я не успел изловить свою райскую птицу, так как я до сего времени смотрел за ней, но не мог подойти, и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 еще поэтому, что я уже много времени находился в штате, где царствовал внегласный сухой закон. Там даже не было бара. Если вы желали испить, вам пришлось бы идти в Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 ресторан, заказывать обед и только совместно с ним бутылку вина.

Когда я приехал в отель, то сразу заказал все марки шотландского виски, какие только мог вспомнить. Вышло много. Из холла отеля я опять позвонил Дереку Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, но ответа не дождался. Я написал записку для Киттен и на всякий случай адресовал ее и Дереку, и Эрни, и Киттен, оставив послание на ресепшн. Я уже собрался подняться к для Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 себя, когда админ вручила одному из служащих мою записку. Я последовал за ним в лифт и далее до этажа, где находился номер Киттен и Дерека. Я отдал служащему 10 баксов и забрал записку Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8.

Сторожи в Солт-Лейк-Сити, как выяснилось, никуда не пригодны, их очень просто одурачить. Может быть, это итог лишней доброты и открытости, воспитанных в местном популяции.

– Я совместно с группой Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, – сказал я стоявшему на охране у двери номера, – менеджер. Все в порядке. Я покараулю некое время.

Сторож поглядел на меня удивленно, но с наслаждением кивнул и поторопился в лифт. Я постучал в дверь Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 поначалу тихо, потом настойчивее.

^ Из комнаты раздался сонный глас:

– Кто там?

– Чарли.

Дверь открылась, и Дерек уставился на меня, не снимая цепь, преграждающую мне вход.

– Господи! – воскрикнул он и раскрыл дверь Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8. – Что ты здесь делаешь?

– ^ Ищу Киттен. У нее, знаешь ли, тоже есть работа.

Дерек отошел от двери, пропуская меня вовнутрь. Возможно, он не сходу сообразил мою иронию, так как продолжал стоять среди комнаты с полотенцем Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 на бедрах и глуповатой ухмылкой на лице.

–^ Дорогая! Это Чарли! – заорал он звучно.

Я прошел за ним далее в комнату и увидел Киттен. Она посиживала на диванчике и, казалось, смотрела по Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 телеку кинофильм о войне Брута и Кассия с Марком Антонием. На столике рядом лежали иголка и шприц, последние номера престижных журналов и дюжина пустых бутылок. Развернутый британский «Вог» прикрывал пепельницу Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, полную окурков.

– ^ Киттен! – закричал Дерек еще громче. – Чарли пришел!

Он присел к ней на диванчик и принялся трясти за плечо, очевидно забеспокоившись.

– Чарли? – произнесла она, чуть приотворив глаза.

– Извини, Чарли, – поглядел на меня Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 Дерек, смутившись, что я стал очевидцем таковой неприглядной сцены, – мы малость выпили... понимаешь, каждую ночь переезд... Страшно утомились. Чертов тур, я даже не знаю, где мы на данный момент находимся... кажется, в Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 этом долбаном Солт-Лейк-Сити...

– ^ Да, точно, – подтвердил я.

– Хочешь пива?

Дерек начал сгребать со столика пепельницу, бутылки, шприцы, стараясь двигаться осторожно и не выдать свое состояние наркотического опьянения.

– Может, кофе Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8? Я позвоню, чтоб принесли. Садись... куда хочешь...

– Да! Кофе! – воскрикнула Киттен, зажигая сигарету.

Она потянулась ко мне.

– Чарли! – Ее лицо осенила блаженная ухмылка. – Какой приятный сюрприз! Ты приехал на концерт?

Киттен опешила Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, лицезрев меня, но еще более ее изумила новость о том, что ей издавна уже пора прибыть на съемки, ведь на их заключен договор. Я отлично осознавал, что оторвать ее от Дерека сейчас будет нелегко. Она Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 очень влюблена. Но проф чутье взяло верх над эмоциями, когда я обрисовал ей подробности денежных проблем, ожидающих ее в случае срыва фотосессии.

Концерт в «Дельта-центре» прошел в тот же Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 вечер, а наутро в девять часов я с Киттен сел в такси и отправился в аэропорт. Она смотрелась безрассудно расстроенной и никак не могла успокоиться.

– Все, что я делаю, – работаю. Мы сидим в кресле Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, пока нас причесывают, и болтаем о бойфрендах. Любая модель ведает о собственном товарище, каждый парикмахер – о собственной подружке, и так до бесконечности... Такая скукотища! Я больше не могу так жить...

– Но Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 музыкальные туры тоже достаточно скучны.

– Это для их они скучны, – Киттен имела в виду музыкантов, – а мне там забавно. Мы игрались в шарады в самолете. И Дерек таковой смешной. Он безумный!

Безумным он Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 мне не показался. Полностью обычный юноша.

–^ Хорошо, спасибо, Чарли, что отыскал меня. Я рада, что не провалила работу, по другому мне бы очень не подфартило. Но для тебя пришлось столько стараться...

– О Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, ерунда, для меня это было интересное приключение.

Я некорректно выразился в тот раз. Узреть город мормонов не просто интересно, я был впечатлен и даже потрясен поездкой. Я знал о мормонах сплетни, осуждающие Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 их очень строгие характеры и полигамию. Также бессчетные слухи о том, что в их штате то и дело возникают летающие тарелки с вторженцами. Но я не мог вообразить, какое волшебство по Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 сути их храм. Пентаграммы и всевидящее око. Компаньон из баскетбольной команды, ездивший на тот известный матч в Солт-Лейк-Сити, как-то за кружкой пива вечерком произнес мне: «Ты знаешь, что Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 мормоны задумываются о нас? Что они задумываются о темных? Что мы сыны Каина. Потомки окаянного. Мы запятнанные проклятием люди. Вот поэтому мы темные, это наша карма».

^ Удивительно. Как они могли восторгаться Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 звездой баскетбола Карлом Малоном, если он темный? Ну что ж, все равно, те белоснежные чудаки из Солт-Лейк-Сити были мне симпатичны.

Киттен уснула, когда мы пролетали над Миссисипи. Я поглядел на ее лицо Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 и поразмыслил, что в состоянии безмятежного покоя оно еще привлекательнее. Никаких следов волнений и отчаяния, никакой косметики и грима, которые ее всегда старили. Пусть она и родилась дочкой продавщицы, но Киттен – реальная Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 принцесса. Она как будто источала благородство и чистоту. Женщин Ротти всегда называли замечательными, но по сути только Киттен заслуживала этот титул. Она уже была кумиром для миллионов молодых мечтательниц о деньгах и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 славе. И я опять вспомнил о девице, которую увидел на улице в Солт-Лейк-Сити. В ней тоже было что-то настолько же прелестно-воздушное. Может, она модель? Либо все-же богатая Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 домохозяйка, либо дочка состоявшихся родителей-мормонов? А вдруг кросотка только привиделась мне, как божество, на мгновение, сошедшее с небес? В ней было что-то от богинь древности, что-то свежее и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 свободное, неземное. Но кажется, мне не судьба узреть ее когда-нибудь. Я достал карандаш и попробовал зарисовать ее лицо по памяти.

Когда я убедился, что Киттен прочно уснула, я взял ее Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 за руку, чтоб рассмотреть следы от уколов. Когда я их не отыскал, ощутил облегчение. К счастью, на игле посиживал только ее хахаль. Но модели часто ведут себя осмотрительно в таких вещах и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 выбирают для инъекций наименее приметные места, и потому на всякий случай я оглядел и ноги тоже. Да и там не увидел ничего подозрительного.

Три недели спустя в Нью-Йорке Киттен на съемках в Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 студии «Мирамакс» встретила «звездного» Дэниэла, очередной объект собственной злосчастной страсти. Мне несложно было осознать, что вышло, когда я на последующий денек увидел ее зияющие глаза. Папарацци стали фотографировать их вкупе на Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 ступенях студии, и я помыслил, что они с Дэниэлом на уникальность прекрасная пара, только вот на фото Киттен было приметно, что один глаз у нее как будто чуток больше другого. Таковой странноватый парадокс можно Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 узреть на фото неких звезд и моделей, к примеру, у Мэрилин Монро. Может быть, он связан с каким-то очень сильным аффектом, а может, это просто свойство наружности, отражающее способность Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 либо желание всмотреться в будущее.

^ Но даже на газетных снимках ее взор поражал меня собственной лучистой силой.

ТАТУИРОВАННЫЕ

«Киттен и Дэнни» – они создали для себя однообразные татуировки. Киттен – вокруг собственной щиколотки, а Дэниэл – вокруг бицепса Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8. Какое-то суеверное предчувствие давало подсказку мне, что мысль украсить свои тела именами друг дружку не принесет ничего неплохого, а их дела сложатся очень безуспешно. Но разъяснить, почему так считаю, я бы Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 все равно не сумел. А меж тем в прессе их любовь преобразовывалась в легенду. О парочке писали так, как будто они Парис и Лена, Ромео и Джульетта. Всюду только и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 гласили о необыкновенном романе Киттен и Дэнни.

Но вообще-то их дела были далеки от романтичной нежности, быстрее походили на постоянную битву. Он устраивал ей скандалы всюду, где они появлялись, – и на Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 вечеринках в замках аристократов, и в ресторанах небоскребов, – а она кидала в него бутылками на презентациях и во время застолий. Он называл ее шлюхой на публике, а она его – дерьмом, не стесняясь количеством Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 присутствующих при всем этом очевидцев. Он крушил номер в отеле, а она давала ему пощечины на сцене.

В один прекрасный момент после их очередной ссоры Дэнни разбил собственный «астон-мартин» и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 растолковал милиции, что находился в состоянии отчаяния, а по сути в состоянии томного наркотического транса. В другой раз в Стране восходящего солнца в состоянии ярости он ухитрился сломать теннисный стол, за которым тренировались олимпийские фавориты Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, да и тогда отвертелся только штрафом. Но такие встряски как будто делали их любовь еще посильнее.

Я веровал не во все, что придумывали газеты, некие поступки казались мне очень Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 уж необычными и одичавшими, но связь Киттен и Дэнни была все таки далека от идиллии. Киттен сильно много работала, и хотя на вечеринках и приемах смотрелась развеселой и беззаботной, у нее хватало заморочек. Выручал ее Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 счастливый нрав, реальный дар Божий – она никогда не унывала. Всегда была в потрясающем настроении, за которым, вобщем, прятались робость и неуверенность внутри себя очень молодой и неопытной девченки.

Дэнни же Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 казался настоящим джентльменом в прямом смысле этого слова. Он был скромен, обходителен, великолепно умен и обладал редчайшей силы артистичным талантом. Почти во всем он вправду хлопотал о Киттен.

Я знал Китген еще лучше, чем Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 Дэниэла, но наблюдений за ними было довольно, чтоб осознать: они несчастная пара. Я удостоверился в неустойчивости их настолько в один момент зародившихся эмоций друг к другу чуток позднее, когда Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 мы прибыли на открытие выставки Али стера Фер- стона в Лондоне.

Ферстон был очень уверенным в себе и зацикленным на для себя, но феноменально удачным фаворитом молодежного движения в британском искусстве. Он был подобен вихрю Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 черной энергии, его можно было именовать каскадером от искусства. К тому же он обладал даром, граничащим с гениальностью, – умел заводить публику, будоражить ее и приводить в экстаз.

Даже самые Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 прогрессивные представители художественной элиты в Великобритании приходили в кошмар от его «Пейнтбола с носорогом». Он удачно морочил голову репортерам и журналистам, что, дескать, и, правда, стрелял красками в белоснежного носорога, одурманенного сверхдозой героина, из Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 специального ружья, рискуя жизнью, на самом же деле он просто покрыл побелкой мертвое животное в зоопарке.

Свою карьеру Ферстон начал с того, что сделал ненормальный мир, в каком мортышки, напичканные кокаином Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 и сильнодействующими пилюлями, прогуливались в костюмчиках и платьицах, отрисовывали картины и игрались на музыкальных инструментах. Практически шоу было продано еще до того, как его начали показывать.

Дэнни Джейн не почивал на лаврах величавого актера Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 на сцене и на дисплее, он был страстным собирателем и художником, хотя отрисовывал так плохо, что друзья никогда не высказывали свое мировоззрение по поводу его умеренных упражнений в области экспрессионистской живописи. Он Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 предпочитал жить в Лондоне, который отличался от американских крупных городов тем, что давал свободу гениям и не был агрессивно подчинен требованиям коммерции, как мир Голливуда. Дэнни заявлял, что этот цивилизованный город Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 позволяет ему находиться подальше от грубой и несведущей публики, хотя, на самом деле, все было напротив–в Лондоне он еще почаще оказывался на виду, чем в Беверли-Хиллз, изобилующем знаменитостями и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 звездами. Но Лондон был также и возлюбленным городом Киттен – центром шикарной жизни, местом обитания самых эксцентричных представителей мира моды, авангардистских течений в искусстве и музыке, самой блестящей рок-площадкой Европы, все Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 еще сохранявшей очарование декаданса и 60-х годов XX века.

Так как Киттен здесь же сказала Дэнни о том, что я некогда занимался живописью, он проникся ко мне необычным почтением и включил меня Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 в число собственных победителей. Даже попросил показать мои работы, на что я согласился и был удивлен его внезапно экзальтированным отношением. Я создавал картины в определенный период моей жизни и принимал свои усилия очень серьезно Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, но не подразумевал, что они удостоятся настолько высочайшей оценки. Дэнни попросил реализовать пару картин,

но я отказался, невзирая на импозантную сумму, предложенную за их, только поэтому, что все еще не Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 терял надежды когда-нибудь показать их на индивидуальной выставке.

В Лондоне на вечеринке по случаю открытия выставки собрался весь цвет богемы – артисты, живописцы, собиратели, продюсеры, дизайнеры, модели, рок- звезды, аристократы, антиквары, банкиры и даже Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 самые большие наркобароны. Киттен и Дэнни решили, что я тоже должен аккомпанировать их. Если честно, я малость трусил. Нет, я не страшился столкнуться с шокирующими работами Эзры, просто не готов Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 был узреть величавых живописцев современности, к числу которых грезил когда-то принадлежать. Что, к примеру, посреди этого безумного сборища мог делать Алан Дэви, мой возлюбленный британский живописец, классный колорист и утонченный мистик? К счастью, туда Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 не прибыли живы легенды поп-искусства Питер Блэйк и Ричард Гамильтон. Но их отсутствие с лихвой восполняли знатоки живописи и безбедные собиратели.

Я не был фанатом направления, которое развивал Ферстои, так как Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 практически никогда не соприкасался с псевдоискусством, потому нельзя сказать, что я был очень впечатлен конкретно предметом выставки.

Но меньше всего я ждал познакомиться с самим владельцем, Алистером Ферстоном. Когда мы вышли из Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 лимузина, Киттен и Дэнни представили меня Ферстону. Но невзирая на теплые и очень дружественные советы Дэнни, Ферстон кивнул мне достаточно прохладно и продолжил поправлять собственный измятый пиджак из полосатой Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 индийской ткани и широкую рубашку под ним.

– Где этот чертов...

Он не договорил отвернувшись, и я поразмыслил, что он просто опьянен и не вожделеет поддерживать разговор. В конце концов Ферстон извлек из Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 кармашка маленькой пакет, а из пакета коробку с замком, полную порошка.

– Господи, Ал, – воскрикнул Дэнни, – для тебя недостаточно этого дерьма?!

Киттен с наслаждением присвистнула.

– Это будет катастрофически радостная ночь, – отозвался живописец.

Он смотрелся так, как Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 будто уже провел катастрофически радостный денек, если не сказать, что у него была катастрофически радостная неделя либо даже месяц.

– Кое-где у меня еще есть один, – продолжал он, погружая Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 пальцы в порошок и облизывая их.

– Присоединяйся, крошка. – Он протянул коробку Киттен. Та осторожно набрала порошка длинноватым, покрытым розовым лаком ногтем и шумно втянула его в себя на вдохе.

Ферстон протянул коробку Дэнни.

– Нет, – сделал Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 возражение актер с таким видом, как будто собирался вырвать у него эту дрянь и выкинуть в окно. Когда Алистер отвернулся, он с упреком поглядел на Киттен. Ферстон через окно Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 увидел огромные руины гидроэлектростанции.

– Я желал выстроить тут серию больших капсул и таблеток повдоль берега, – сказал Ферстон. – Представте зрелище: перкодан, мандракс, либриум1, и все различного цвета...

– Восхитительно! – увидела Киттен.

– Ты права, детка, это гениально! Но Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 мне необходимо сильно много средств.

– Думаете, что отыщите их? – не отставала Киттен.

– Не сомневаюсь. Я уже сказал об этом Пфайзер, Роше, Лилли, все этим долбаным... спонсорам... это все, о чем они грезят Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8.

Киттен экзальтированно кивнула, Дэнни нервно прикурил сигарету.

Ферстон помыслил минутку и прогнусавил нараспев:

– Вы не всегда сможете получить хотимое...

– Увлекательная мысль скульптур на реке, – увидел я. – Похоже, на рекламу пепси на Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 реке в Нью-Йорке.

– Мне тоже нравится, – добавил Дэнни, выдыхая дым.

Ферстон уставился на меня в упор, как будто только-только увидел. И здесь же протянул мне раскрытую коробку.

– Нет, благодарю. – Я покачал Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 головой.

Кажется, мой отказ его рассердил, хотя, может быть, он возмутился бы еще более, если б я осмелился пользоваться его предложением.

– А почему на реке?

– Ну, как, это кровеносная артерия городка Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, – объяснил я.

– Искрометно, – увидел Дэнни.

– Естественно, черт побери... находка... отовсюду видно? – уточнил Ферстон.

Киттен взяла еще порошка.

Ферстон продолжал что-то бурчать для себя под нос. Он как будто не интересовался никем Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 из нас. Его можно было принять за помешанного, пока я не увидел проводок у него на шейке. Оказывается, временами он гласил по мобильному в наушнике.

– Боллокс! – произнес он. – Чертова пятая точка Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8! Боллокс! Боллокс!

Это единственная фраза, которую я сумел разобрать. Далее последовало непонятное бормотание. Ферстон перемежал английские слова с французскими, но в суматохе расслышать их было нереально. Зато сам он не направлял внимания на репортеров Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, окруживших его со всех боков и непрестанно щелкающих фотокамерами. Выпрямившись и гордо запрокинув голову, он позировал им и анфас, и в профиль, и здесь только мой глаз художника оценил аристократизм Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 его наружности – тяжкий подбородок, выступающие упорные скулы, высочайший лоб и ухмылку человека, знающего для себя стоимость.

Я ощущал себя приблудным псом в блестящей компании. Майкл Кейн, Мик Джаггер, Джерри Холл, Дэвид Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 Бэйли, Элизабет Херли, Джереми Айронс, Дэвид Боуи, Брайан Ферри, Вивьен Уэствуд, Маноло Бланик... – я не способен был уяснить всех присутствовавших там величавых актеров. И совершенно растерялся, заметив Стивена Фрая, писателя и актера, которого знал только Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 по вудхаусовской серии и лицезрел разве что на дисплее телека. Чуток придя в себя, я сходу подошел к нему и сказал, что являюсь его жарким фанатом. Но в его лице было Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 что-то ужасающее и отталкивающее.

Меня поражало, что на фоне всего этого звездного небосвода Киттен и Дэнни казались самыми видными фигурами. Они стояли окруженные массой, повсевременно в центре внимания, но вместе держались Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 отчужденно, практически не смотрели друг на друга и, что уж совершенно удивительно, не говорили. Киттен о кое-чем охотно дискутировала с Малкольмом Маклареном, а Дэнни любезничал с прекрасной девушкой-азиаткой, держа ее за Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 руку.

Не знаю, как это вышло, но пока я с кем-то здоровался и обменивался ухмылками, на пару минут отвернувшись от Киттен, я растерял из виду их обоих, а повернувшись, чуть успел Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 увидеть краем глаза, что Киттен удалилась в отдельную комнату с мужиком, схожим на Майлза Дэвиса. Они выглядели кое-чем озабоченными. Я выискал взором Дэнни, он все еще говорил с красоткой, только сейчас Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 практически обнимая ее.

Я попробовал пробиться к стойке бара. Случаем заговорил с художником, который участвовал в выставке со своим очень экстравагантным произведением – изваял свою голову из кусочка льда, представлявшего собой замороженную смесь Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 воды с его кровью. Потом меня приостановила дама, и пока я слушивал ее трепотню, в зале появился Дэнни, тащивший за собой уже значительно накачавшуюся наркотиками Киттен.

– Шлюха! – выл он.

– Я ничего Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 не делала. Кто здесь самая реальная чертова шлюха, так это ты!

– Ты шлюха, обдолбанная всякой дрянью!

Киттен вырвалась от Дэнни. Все оборотились в их сторону.

–Ты шлюха! Отвернуться нельзя на секунду, чтоб ты Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 уже не прыгнула под кого-нибудь!

– А ты-то не лучше! Кто эта япошка, с которой ты обымался?

– Это китайская актриса.

– Пари держу, ты с этой девкой переспать собираешься!

Что я мог Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 поделать, следя этот скандал? У меня не было мыслях насчет того, как их успокоить. Они орали все громче, собирая вокруг любопытствующую массу. Мне стало неудобно, и я отвернулся, сделав вид что разглядываю Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 обезьянку в берете и солнечных очках, сидящую в стеклянном ящике на маленьком унитазе.

– Это именуется эпифания1.

Я обернулся и увидел Али стера Ферстона с бутылкой виски в одной руке и пачкой Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 «Мальборо» в другой. Он светился от гордости, временами прихлебывая виски и нюхая порошок. Но почему же он снизошел до разговора со мной? Либо пообщался со всеми и все ему успели надоесть Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8?

– У вас когда-нибудь было такое в жизни?

– Да, – отозвался я, – когда я повстречал Киттен.

– О да! – Он расхохотался, как опьяненный Фальстаф.

Я огляделся. Киттен и Дэнни куда-то пропали.

Ферстон Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 опять ухмыльнулся и добавил:

– Так они признанная пара года?

– Не знаю. Но рейтинг у их высочайший. Может быть, они его еще удержат.

– Очень поздно, – увидел Ферстон. Он оборотился и пошел прочь от меня Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8. И я, к изумлению собственному, увидел, что у него на плече, свисая на спину и прячась за его шейкой, посиживает обезьянка с сигаретой во рту и крючит морду.

Мне захотелось выйти на свежайший воздух Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8. Ночь была холодная, у входа в студию стояли ряды шикарных автомобилей, вечеринка приближалась к концу. Я с наслаждением готов был пешком добраться до отеля, который находился вблизи. Все такси были забиты, и Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 я почему-либо представлял для себя, что в каждой машине посиживает целующаяся парочка. Улица была запружена праздношатающимися и теми, кто уже собирался уезжать с выставки.

Киттен и Дэнни, кажется Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, успели удалиться ранее всех. Я даже пошевелил мозгами, что они, может быть, уже легли спать. Но мне было обидно при воспоминании о сцене, очевидцем которой поневоле я стал. Их дела находились на грани Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 распада. И чем далее, тем посильнее ревность разъедала обоих. Киттен становилась все более блестящей моделью, а Дэнни все более известным актером. Чрезмерная учтивость и внимание, которое он готов был уделять своим поклонницам Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8, приводили Киттен в бешенство. А Киттен все посильнее раздражала его своим поведением на вечеринках, которые любила, но на которых она равномерно стала все почаще принимать значительные дозы наркотика. Вобщем, ее не Гленн О'Брайен Фактор внешности - страница 8 за что было осуждать – законы мира, в каком она крутилась, изредка позволяли мужчине и даме длительно ограничиваться одним только бокалом шампанского.



glavnie-slavyanskie-yazicheskie-bogi.html
glavnie-sobitiya-nedeli-32-32-6-11-noyabrya-2012-goda.html
glavnie-sostavnie-chasti-sredi-programmirovaniya.html